Телефоны:

+7 (495) 673-40-74

Внимание

Компания ООО "Энтузиаст" проводит распродажу. Более детальную информацию уточняйте у менеджеров компании.

Действительно, в Риме классического периода обнаружили

Действительно, в Риме классического периода обнаружили, что закон во многом образом опирается на обычай,а юридические институты (подобно экономическим, а такжеязыку) возникают в ходе длительного процесса развития ивключают огромный объем информации и знания, намногопревосходящий умственные способности любого правителя,сколь угодно мудрого и доброго. Цицерон («О Государстве»2.1—2), излагая взгляды Катона, пишет: «Наше государственное устройство лучше устройства других государств потой причине, что в последних, можно сказать, отдельныелица создавали государственный строй на основании своихзаконов и установлений, например у критян — Минос, у лакедемонян — Ликург… Напротив, наше государство созданоумом не одного, а многих людей и не в течение одной человеческой жизни, а в течение нескольких веков и на протяжении жизни нескольких поколений. Ибо, говорил Катон,никогда не было такого одаренного человека, от которого ничто не могло бы ускользнуть, и все дарования, сосредоточенныев одном человеке, не могли бы в одно и то же время проявитьсяв такой предусмотрительности, чтобы он мог обнять все стороны дела, не обладая долговременным опытом».

Как мы увидим, ядро этой фундаментальной идеи послужит основой для аргумента Людвига фон Мизеса о теоретической невозможности социалистического планирования.В Средние века эта идея была сохранена и усилена благодаряхристианскому гуманизму и томистской философии естественного права, которое мыслилось как совокупность этических принципов, неподвластных силе любого земного правительства. Пьетро ди Джовани Оливи, святой БернардинСиенский и святой Антонин Флорентийский в числе другихразрабатывали теории развития рыночной экономики и цивилизации, в которых ведущую роль играли предприимчивость и творческая способность человека (Rothbard 1995a).Это направление мысли было подхвачено, взлелеяно и получило блестящее продолжение в трудах великих теоретиковсхоластической традиции испанского золотого века, которых, несомненно, следует рассматривать как главных предшественников австрийской школы экономической теории.