Телефоны:

+7 (495) 673-40-74

Внимание

Компания ООО "Энтузиаст" проводит распродажу. Более детальную информацию уточняйте у менеджеров компании.

Его силлогизмы не простобесплодны; они уводят мысль от изучения реальных проблеми искажают взаимосвязи между явлениями.

Его силлогизмы не простобесплодны; они уводят мысль от изучения реальных проблеми искажают взаимосвязи между явлениями.

 

Идеи и методики экономистов математического направления неоднородны. Существуют три течения, которые следует рассматривать отдельно друг от друга.

Первое представлено статистиками, которые стремятсяобнаружить экономические законы, изучая экономическийопыт. Они стремятся трансформировать экономическуютеорию в «количественную» науку. Их программа сконцентрирована в девизе Эконометрического общества: «Наука —это измерение».

Фундаментальная ошибка, содержащаяся в этом рассуждении, показана выше. Опыт экономической истории — этовсегда опыт сложных явлений. Сообщаемое им знание никогда не аналогично знанию, извлекаемому экспериментатором из лабораторного эксперимента. Статистика — этометод представления исторических фактов, касающихсяцен и другой необходимой информации о человеческой деятельности. Она не является экономической наукой и неможет вырабатывать экономические теоремы и теории. Статистика цен является экономической историей. Пониманиетого, что ceteris paribus увеличение спроса должно привестик повышению цен, получено не на основе опыта. Никто иникогда не был и не будет в состоянии наблюдать изменение одной рыночной переменной ceteris paribus. Никакойколичественной экономической науки не существует. Всеэкономические величины, которые нам известны, являются данными экономической истории. Ни один разумныйчеловек не будет настаивать на том, что связь между ценойи предложением в целом или предложением конкретного товара является постоянной. Наоборот, нам известно,что внешние явления оказывают разное влияние на разныхлюдей, что реакции одних и тех же людей на одни и те жевнешние события меняются и что индивидов невозможно объединить в классы людей, реагирующих одинаково.Это понимание является продуктом нашей априорной теории. Сторонники эмпиризма отвергают эту теорию. Ониделают вид, что стремятся получать знания только из исторического опыта. Однако они вступают в противоречие сосвоими собственными принципами, как только выходят зарамки чистой регистрации отдельных единичных цен и начинают строить ряды данных и вычислять средние. Даннымопыта и статистическим фактом является только цена, уплаченная в определенное время и в определенном месте заопределенное количество конкретного товара. Группировкаразличных цен и вычисление средних значений направляются теоретическими рассуждениями, которые логическии во времени этому предшествуют. Степень учета сопутствующих обстоятельств и привходящих моментов, относящихся к рассматриваемым ценам, зависит от такого жетеоретического рассуждения. Никто еще не набрался смелости заявить, что увеличение предложения любого товарана а процентов должно всегда — в любой стране и в любоевремя — привести к падению его цены на b процентов. Нотак как ни один сторонник количественной экономическойтеории еще не рискнул на основе статистического опытаточно специфицировать условия, вызывающие отклонение от отношения а:b, то тщетность их усилий очевидна.Более того, деньги не являются единицей измерения цен.Они — средство, меновое отношение которого также меняется, хотя, как правило, не с той же скоростью и не в тойстепени, в какой меняются взаимные меновые отношениятоваров и услуг. Вряд ли есть необходимость в дальнейшемразвенчании претензий количественной экономическойнауки.