Телефоны:

+7 (495) 673-40-74

Внимание

Компания ООО "Энтузиаст" проводит распродажу. Более детальную информацию уточняйте у менеджеров компании.

К счастью, несмотря на победоносный интеллектуальный империализм

К счастью, несмотря на победоносный интеллектуальный империализм английской классической школы, подчинившей себе развитие экономической теории, католическаяконтинентальная традиция, взлелеянная схоластиками испанского золотого века, не была забыта окончательно. Болеетого, она оказала влияние на двух известных экономистов —ирландца Кантильона и француза Тюрго. По большому счетуименно этих двоих и следовало бы считать истинными основателями экономической науки. Примерно в 1730 г. Кантильон написал работу «Опыт о природе торговли вообще», которую Джевонс рассматривал как первый систематическийтрактат по экономике. В этой книге Кантильон выдвигаетна первый план фигуру предпринимателя в качестве движущей силы рыночного процесса и объясняет, что увеличениеколичества денег не затрагивает сразу общий уровень цен,а наносит ущерб реальной экономике шаг за шагом, постепенно, затрагивая и искажая устанавливающиеся на рынкеотносительные цены. Это знаменитый эффект Кантильона,который позднее был скопирован Юмом и включен Мизесом и Хайеком в анализ капитала и экономических циклов(; ).

Задолго до Адама Смита маркиз д’Аржансон (в 1751 г.) иособенно Тюрго дали точное описание рассеянной природы знания, воплощенного в социальных институтах, понимаемых как стихийные порядки. Впоследствии анализ последних стал одним из важнейших элементов исследовательской программы Хайека. Уже в 1759 г. Тюрго в «Похвальномслове Венсану де Гурнэ» сделал вывод: «Нет нужды доказывать, что каждое частное лицо является единственным судьей самого выгодного использования своей земли и своих рук.Оно одно знакомо с местными условиями, без знания которых самый просвещенный человек может рассуждать лишьвслепую. Только оно обладает опытом, тем более надежным,что таковой ограничен одним предметом. Оно приобретаетзнание с помощью повторных опытов, посредством своихуспехов, путем потерь и поучает житейскую сноровку, тонкость которой, заостренная изучением потребности, далекопревосходит теорию равнодушного наблюдателя, посколькупоследним движет необходимость». Вслед за Хуаном де Марианой Тюрго также отмечает «абсолютную невозможностьуправлять посредством неизменных правил и постоянногонаблюдения за множеством операций, сама необъятность которых препятствует ознакомлению с ними. Более того, онипостоянно зависят от массы непрерывно меняющихся обстоятельств, не поддающихся никакому воздействию и дажепредвидению» (, 275, 288; , 72, 79).

Даже в Испании периода длительного упадка XVIII—XIX вв. схоластическая традиция не исчезла окончательно,даже несмотря на сильнейший комплекс неполноценности в отношении англосаксонского интеллектуального мира.