Телефоны:

+7 (495) 673-40-74

Кейнса наибольшуюопасность для экономической теории представляет книгаМилтона Фридмена

даже заявил, что после «Общей теории» Кейнса наибольшуюопасность для экономической теории представляет книгаМилтона Фридмена «Очерки по позитивной экономическойтеории» (), но также о теории денег, капиталаи циклов (). Хайек не произнес ни слова упрекаили протеста, даже когда на него яростно и несправедливо набросился Кейнс, а члены экономического факультета Чикагского университета забаллотировали, высокомерноотказавшись принять в свои ряды «теоретика австрийскойшколы». (К счастью, Хайек в конце концов был принят —без официального жалованья, поскольку его оплату взял насебя частный фонд, — в Комитет по общественным наукамтого же университета, где он написал свой монументальныйтруд «Конституция свободы» [Hayek 1990a; ].)

 

Хайеку не очень повезло в личной жизни. В 1949 г. онразрушил свою семью, решив развестись с женой, чтобыжениться на страстной любви своей молодости — кузине,которая по недоразумению вышла замуж за другого. Хайекзаново влюбился в нее, приехав в Вену после Второй мировой войны, когда кузина уже овдовела. Хайек и его семьядорого заплатили за это решение. Английские друзья вследза Роббинсом отвернулись от него, первая жена умерла, по-видимому, не вынеся печали (тема эта была запретной, Хайеки его близкие отказывались об этом говорить). Как бы тони было, примирение с Роббинсом состоялось только много лет спустя по случаю свадьбы сына Хайека — Лоренса, такчто Хайеку пришлось 1950-е и начало 1960-х годов провестив «ссылке» в США. Хуже того, в эти годы Хайек начал страдать из-за серьезных проблем со здоровьем: сначала от нарушения обмена веществ, что крайне ослабило и истощило его,потом он начал терять слух, что сделало его несколько сухимв личном общении, и, наконец, ученого терзали повторяющиеся приступы тяжелой депрессии, надолго лишавшие егоинтеллектуальной активности. Собственно говоря, во введении к сочинению «Право, законодательство и свобода» Хайекпризнавался: временами казалось, что болезни не дадут емузакончить книгу Hayek 1981; ). Неизвестно, в какой мере суровый личный опыт Хайека усилил его убежденность в огромной важности следования моральным образцамдля сохранения человеческой жизни на личном и социальномуровне. Однако то, как он подчеркивал это в своих работах,создает впечатление, что мысль принадлежит человеку, знающему, о чем он говорит, по личному опыту.

Все проблемы со здоровьем (телесным и психическим)чудесным образом исчезли, когда в 1974 г., ровно через годпосле смерти своего учителя Людвига фон Мизеса, Хайекполучил Нобелевскую премию по экономике. Он почувствовал, что время изоляции в научном мире осталось позади, иначался период неустанной деятельности, когда он ездил повсему миру, пропагандируя свои идеи, и даже сумел закончить еще несколько книг. (Последняя из них — «Пагубнаясамонадеянность: ошибки социализма», появилась, когдаученому было почти 90.) По сути дела, можно утверждать,что присуждение Хайеку Нобелевской премии стало началом поразительного возрождения современной австрийскойэкономической школы, — возрождения, ареной которогостал теперь весь мир.