Телефоны:

+7 (495) 673-40-74

Внимание

Компания ООО "Энтузиаст" проводит распродажу. Более детальную информацию уточняйте у менеджеров компании.

Конечно, профессиональный мастер пера смог отделать сюжет лучше

Конечно, профессиональный мастер пера смог отделать сюжет лучше, чем ученый, взявшийся за перо. Он лучше выписал характеры главных героев, блестяще представил интерьеры корабля, придумал более захватывающий сюжет, но все это уже было своеобразным повторением пройденного.

Он также допустил и ряд фактических ошибок, вошел в противоречие с наукой. Вспомните, например, какие просторные помещения, огромные обзорные экраны описывает Жюль Верн. На настоящем же «Наутилусе», который вышел в море почти сто лет спустя, царила изрядная теснота, а иллюминаторов не было вообще.

И, наконец, главное. Рассказывают, что вскоре после того как роман «20 тысяч лье под водой» увидел свет, в книжных магазинах Парижа появился странный покупатель.

Необычность его поведения заключалась в том, что он просил продать ему все, какие только были в магазине, экземпляры книги о подводном плавании. Увы, книг в магазинах уже не было: то, что принадлежало перу Жюля Верна, на полках не залеживалось. И оптовый покупатель вынужден был уходить ни с чем.

Кто же был тот странный покупатель? Им оказался сам Жюль Верн.

А странная его просьба была обусловлена вот каким обстоятельством. Несмотря на то что по многим своим свойствам «Наутилус» остается кораблем завтрашнего дня и для нашего времени, была у него одна особенность, которая отбрасывала его далеко в прошлое.

Дело в том, что «Наутилус» капитана Немо оказался безоружным перед лицом врага. Фантазия Жюля Верна была бессильна найти для любимого детища писателя достойное его оружие. Допотопный таран – вот все, что мог противопоставить «Наутилус» противнику. А такое оружие могло произвести впечатление разве что на профессора Пьера Аронакса – случайного спутника Немо, человека весьма далекого от морских битв: «Скорость движения “Наутилуса” заметно возросла. Так он делал разбег. Весь его корпус содрогался. И вдруг я вскрикнул: “Наутилус” нанес удар…»