Телефоны:

+7 (495) 673-40-74

Внимание

Компания ООО "Энтузиаст" проводит распродажу. Более детальную информацию уточняйте у менеджеров компании.

Паразитирование на авторитете (Павлов, Мейман, Ландау)

Паразитирование на авторитете (Павлов, Мейман, Ландау) – 7.2.

Паразитирование на собственном авторитете – 7.6.

Автор рассказывает, как один, в августе 1991 года, «спас» главное здание КГБ от «восставшего народа». Толпа обезумевших москвичей тогда «собиралась громить КГБ» (вот было бы радости заокеанским организаторам этого позорного для нашего народа шоу...), а Яковлев, по его выражению, «увел» народ с площади...

Паразитирование на эмоциях – 7.3. Причем Яковлев, в отсутствие внятных доказательств, приводит такие вот «факты»: «5 мае 1920 года газеты сообщили о расстреле в Елисаветграде четырех девочек 3–7 лет и старухи матери одного из офицеров. «Городом мертвых» называли в 1920 году Архангельск, где чекисты расстреливали детей 12–16 лет». Показательно, что для «доказательства» он выбирает «данные» из газет периода Гражданской войны! Эти газеты и в мирное-то время, когда их могли по суду привлечь к ответственности за клевету, писали бог знает что. А что они могли написать в период братоубийственной бойни, когда нужно заслужить доверие и расположение сиюминутной оккупационной администрации? В такой ситуации газеты напишут все, что «попросит» военный комендант города. Интересно, что Яковлев даже не называет эти «газеты» (вдруг в архивах сохранились?)... Что же касается «зверств большевиков в Архангельске», где «чекисты, расстреливали детей 12–16 лет», он вообще не ссылается на газеты, ограничиваясь совершено определенным «аргументом»: «называли».

Далее все, что говорится – постоянное выжимание слезы из читателя, причем с использованием богатейшего арсенала других приемов манипуляции сознанием. Вот один, незначительный отрывок статьи: «Горькую чашу спецпоселенца пришлось испить калмыцкому поэту Давиду Кугультинову.

«Переступил порог, – вспоминает Кугультинов, – дети. Огромное количество детей до 6 лет. В маленьких телогреечках, в маленьких ватных брючках. И номера – на спине и на груди. Как у заключенных. Это номера их матерей. Они привыкли видеть возле себя только женщин, но слышали, что есть папы, мужчины. И вот подбежали ко мне, голосят: «Папа, папочка». Это самое страшное – когда дети с номерами. А на бараках: «Спасибо товарищу Сталину за наше счастливое детство».