Телефоны:

+7 (495) 673-40-74

Внимание

Компания ООО "Энтузиаст" проводит распродажу. Более детальную информацию уточняйте у менеджеров компании.

Подобно тому, как, при исследовании видов причин

Подобно тому, как, при исследовании видов причин, был поставлен вопрос о причинах взаимно сводимых и несводимых, так и, при исследовании проблемы движения, Аристотель задаётся вопросом, какой из четырёх видов движения — главный, несводимый к остальным. Таково, по Аристотелю, движение в пространстве: именно оно — условие всех остальных видов движения. Учение Аристотеля о движении в пространстве, как об основном из четырёх видов движения, не привело Аристотеля к сближению с атомистическими материалистами.

Левкипп и Демокрит полагали, что в основе всех воспринимаемых нашими чувствами качеств, лежат пространственные формы и пространственные конфигурации движущихся в пустоте атомов. Теория эта исключала возможность качественного превращения одних свойств в другие. Она провозглашала эти превращения результатом недостаточной проницаемости наших ощущений и чувств, не «доходящих» до созерцания атомов с их единственно объективными различиями по фигуре, по положению в пространстве и по порядку друг относительно друга.

Для Аристотеля это воззрение было неприемлемо. Несмотря на всю роль, которую в космологии Аристотеля играет пространственное движение, физика Аристотеля остаётся в своей основе не количественной, а качественной. Аристотель утверждает реальность качественных различий и реальность качественного превращения одних физических элементов в другие. Физическим теориям атомистов и элеатов Аристотель противопоставляет свою, физические основы которой, опираются на его философское учение о возможности и действительности.

Так как, по Аристотелю, «материя» — возможность «формы», то истинно и то, что «материя» есть «форма». В самой природе «материи» коренится возможность принять форму, стать формой, измениться в форму. Изменение — не результат внешнего тела или их частиц в пространстве. Для взаимодействия предметов друг с другом достаточно того, чтобы, входя в один и тот же общий для них род, предметы эти отличались друг от друга лишь видовыми признаками.

Согласно Аристотелю, пространство — ни что иное, как занимаемое телом место. Но место есть граница другого тела, обнимающего данное тело. Поэтому, если за пределами мира не существует никаких тел, то это значит, что там не существует ни места, ни пространства. Мир объемлет в себе не только место, но и всё время. Само по себе, время — мера движения. Так как движение не распространяется на область, запредельную миру, то не распространяется на неё и время.