Телефоны:

+7 (495) 673-40-74

Внимание

Компания ООО "Энтузиаст" проводит распродажу. Более детальную информацию уточняйте у менеджеров компании.

Поначалу дела шли не очень хорошо

Поначалу дела шли не очень хорошо. Случалось, что Робида жил и впроголодь, перебиваясь тем, что продавал свои рисунки на улице случайным прохожим. Предлагает он свои рисунки и иллюстрированным изданиям и в конце концов добивается первого признания.

В 1866 году восемнадцатилетний Альбер начал работать карикатуристом в юмористическом издании «Журналь амюзан» («Занимательная газета»). А спустя 5 лет он стал членом редколлегии роскошного журнала «Ви паризьен» («Парижская жизнь»), стал также стал сотрудничать с Венским сатирическим журналом «Фло» («Блоха»). Печатал его рисунки и журнал «Филипон», где работали всемирно известный карикатурист Домье и не менее знаменитый книжный иллюстратор Гюстав Доре.

Парижские журналы стали посылать Робиду в самые отдаленные уголки Франции, получая от него путевые зарисовки, карикатуры и юмористические описания своих приключений. С большим зонтом для защиты от жарких солнечных лучей или дождя, этюдником и походным солдатским ранцем он прошел пешком почти всю Францию. Зарисовал Нормандию, описал Бретань, Прованс, и побывал даже в Германии – в Тюрингии.

Заодно Робида записывал местные предания, анекдоты, народные песни, шутки и рисовал, рисовал без устали. Однажды он стал свидетелем разговора группы французских рабочих, занятых на строительстве новой железной дороги. Они, примостившись на шпалах, собрались перекусить. Один из них, указав на стоящий поодаль локомотив с длинной дымящейся трубой, сказал:

– Раньше двигателем человечества были мускулы, а теперь будет пар!

Это замечание Альбер графически выразил так: закованный в доспехи рыцарь с длинным копьем, на сильном и красивом коне, все же пятится от надвигающегося на него паровоза – символа эпохи пара!


Пытаясь представить будущее, Альбер не мог отмахнуться и от настоящего. А оно бывало отнюдь не радужным. Он едва не погиб в охваченным огнем Париже, когда во время франко-прусской войны противники все же нашли общий язык, чтобы подавить народное восстание в Париже. В мае 1871 года немцы, окружившие город, все же пропускают в него версальцев. Коммуна доживает последние дни. Расстрелы на улице стали обыденным делом.