Телефоны:

+7 (495) 673-40-74

Внимание

Компания ООО "Энтузиаст" проводит распродажу. Более детальную информацию уточняйте у менеджеров компании.

То, что произошло дальше, тоже вполне годится для научно-фантастического романа даже в наши дни

То, что произошло дальше, тоже вполне годится для научно-фантастического романа даже в наши дни. Посланец с того корабля велел Иезекиилю предстать перед ним и начал его инструктировать, как действовать дальше. А чтобы он лучше запомнил все инструкции, был даден ему свиток, который «исписан был внутри и снаружи, и написано на нем: и плач, и стон, и горе».

После того как Иезекииль ознакомился с ним, свиток было приказано съесть (очевидно, для лучшей сохранности секрета), а затем новоявленный пророк должен был отправиться «к дому Израилеву» и рассказать людям, что их ждет.

При этом пророку было заранее сказано, что слушать его никто не станет, но он должен будет продолжать свои наставления снова и снова. А когда и это не поможет, то Иезекииль должен будет приступить к наказанию непослушных. Причем сделано это будет весьма своеобразным способом. Взяв острый нож и бритву, пророк должен будет срезать себе волосы на голове и бороде, взвесить их и разделить на три части. Одну часть следует сжечь, другую – изрубить ножом на мелкие части и, наконец, третью – развеять по ветру. И тогда третья часть непокорных сгорит в огне, другая часть будет изрублена мечами и, наконец, третья развеяна по всему свету.

Ну а поскольку пророку никак не по силам провести такую карательную операцию самому, то ему будет придана армия, состоящая из неких херувимов и колес, которые на современном языке можно назвать, пожалуй, боевыми роботами, наземной и воздушной бронетехникой.

Так все и случилось. «И тогда Слава Господня сошла с колесницы и стала у порога Храма, – повествует Иезекииль, – а по городу пошли губители, поражая отступников.

Один из них брал раскаленные угли из Меркабы, небесного Ковчега, и пригоршнями бросал их на город. Когда все было кончено, херувимы простерли свои крылья, офаны – колеса, полные живых глаз, пришли в движение. Слава, уносимая живой колесницей, покидала оскверненное грехом место».