Телефоны:

+7 (495) 673-40-74

Внимание

Компания ООО "Энтузиаст" проводит распродажу. Более детальную информацию уточняйте у менеджеров компании.

Заключение: сравнительная оценка австрийской парадигмы

сообществом, человеческий капитал большинства экономистов резко уменьшится (или устареет). Но главная причинаотторжения предложенной Мизесом методологии не в своекорыстии. Попросту говоря, сосредоточенность праксиологов на «конечных основаниях» экономической теориидолжна казаться если не извращением, то глупостью темэкономистам, которые прилежно изучали методологию поФридмену, а потому совершенно уверены, что допущенияне имеют значения, а ключевой вопрос — это предсказание.…Независимо от причин такая реакция сама по себе догматична и, в сущности, антинаучна» (, 118—119).

 

Парадоксально, но настоящая заносчивость и догматизмприсущи тому, как неоклассические экономисты обычнопредъявляют свой подход, который они считают наиболеетипичным для экономической науки, — подход, основанный на принципах равновесия, максимизации и постоянстве предпочтений. Тем самым неоклассики монополизируют понимание того, что они считают экономической наукой, и пытаются заткнуть рты теоретикам, которые, подобноавстрийцам, представляющим альтернативную точку зрения, привержены более богатой и реалистичной парадигмеи конкурируют с неоклассиками в области научных исследований. Мы надеемся, что в интересах будущего развитиянашей дисциплины этот замаскированный догматизм (например, ) окончательно исчезнет.

7.5. Заключение: сравнительная оценка австрийской парадигмы

То, как неоклассические экономисты обычно оцениваютуспех различных парадигм, соответствует их общей методологической позиции — все оценки строго эмпиричны иколичественны. Например, главным доказательством своего «успеха» они обычно считают число ученых, разделяющих конкретную методологическую позицию. Часто ссылаются также на число конкретных проблем, которые удалось«разрешить» с помощью рассматриваемого подхода. Но «демократический» аргумент о числе ученых, разделяющих туили иную парадигму, вряд ли убедителен (, 153,165). Дело не только в том, что, как свидетельствует история мысли, даже в естественных науках большинство ученыхнередко заблуждалось; в экономической науке возникаетдополнительная проблема: эмпирические свидетельства никогда не бывают бесспорными, а потому ошибочные доктрины не удается немедленно выявить и отвергнуть.

Более того, когда кажется, что основанный на равновесиитеоретический анализ получает эмпирическое подтверждение, он потом долгое время воспринимается обоснованнымдаже при полной несостоятельности лежащей в его основеэкономической теории. И даже если в конце концов теоретическая ошибка или дефект вскрываются, тот факт, что анализ имел отношение к решению конкретных историческихпроблем, означает, что, когда проблемы перестают быть актуальными, допущенные при анализе теоретические ошибкиостаются незамеченными большинством.